Выбери любимый жанр

Хобо - Чирич Зоран - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

«Берегись, малыш,

Ты что-то натворил.

И одному Богу известно когда,

Но ты снова это сделаешь»

Bob Dylan «Subterranean Homesick Blues»

Полу Шредеру

Говорят, в определенном возрасте человек сам порывает с дурными привычками. Просто больше на них не ведется. Я считаю, что такие истории чушь. Все предыдущие жизни уже рассказаны, но я знаю, почему я здесь. На неогражденном кусочке тротуара, сляпанной наспех террасе кофейни, в которой официанта подзывают по имени. Я жду своего человека. Это может быть кто угодно. Животное или растение, что-то да выползет из норы посыльного. Нездешние парни натренированы для интимности с другими нездешними парнями. Я чувствую, как меня окружают, как вынюхивают из окрестных тупиков, как пялятся на кровеносные сосуды на моем затылке. Я слышу, как они сдерживают дыхание. Выкачанная кровь еще некоторое время не потечет. Недостаточно охладилась. Насекомые дежурят в тени платанов, которых никогда не было рядом с «Клубникой». Насекомым безразлично, малозаметные и отважные, они в состоянии перенести обман развеянных облаков. Разве ты к ним не присоединишься? Эта сигарета и эта выпивка больше тебе не принадлежат. Томительное ожидание это достойное занятие для беглеца. Корки со шрамов отваливаются от меня, нет ветра, чтобы их сдуть в сторону. В витринах висят прозрачные костюмчики с узором под акулью кожу. Витрины это переодетые зеркала. Отражение неба в паутинистом воздухе. Наблюдаю за самим собой, как я изучаю носы своих туфель. Под надежными подошвами чувствую вытекший песок. Измельчаю его в уличную пыль. Пришел момент сделать несколько приседаний. Пришел момент отказаться. Мой поезд сошел с рельсов. Впрочем, мы с самого начала знали, что поездка долгой не будет. Остался еще отсчет. Не может произойти ничего такого, что уже не произошло. Я сказал, я знаю, почему я здесь. Точно так же как знаю, почему я не так давно был в одном другом месте…

* * *

Я стоял в «Ямбо Даке», одном из баров нашего каталога городских заведений, бок о бок с Йоби и Боканом. В стороне, подальше от стойки, так что у меня был отличный обзор местности. Я пришел сюда, чтобы найти кое-каких типов, и мне было не до приветствий через головы и не до разговоров сквозь грохот динамиков. Вокруг меня наблюдалась толкотня без особого мувинга и мувинг без серьезных намерений. Помятые лица в огромных зеркалах, наштукатуренные девицы за столиками в нишах, прыщаво-напудренные сопровождающие лица при входе в туалет. Я заметил, что началась новая война причесок: челки-фонтанчики против челок-водопадов. Фишка была в том, как сушить феном. Даже самые экстравагантные варианты окраски волос не производили впечатления. А ведь это было как раз такое место, куда приходят производить впечатление. Типы, которых я искал, в тот вечер выбрали себе какое-то другое место. Ну, ничего, главное, что я выбрал их. Рано или поздно развлечение состоится, важно знать, кто именно может тебя развлечь. Мы вычеркнули «Ямбо Дак» и отправились дальше.

Нишвил был несимметрично освещенным городом с каменными домами, колючим кустарником и с примитивным, не особо извилистым расположением улиц. Кольцо постепенно сжималось, потому что число мест для таких людей, как мы и как они, было здесь весьма ограниченным. Они — это команда дебилов, которая серьезно считала себя болельщиками нишвилского клуба «Раднички». Настолько серьезно, что несколько дней назад они избили Бокана, моего младшего брата. В отличие от меня, у моего родного брата были разнообразные возвышенные интересы. Он писал, читал, играл на разных инструментах, коллекционировал музыку и комиксы, увлекался футболом… короче, прирожденный хоббист. Как раз из-за футбола ему и досталось. Он был фанатом «звездистом», в меня. С той разницей, что я отказался от «цыганской» разборки, когда до меня дошло, что речь идет о том, что Перица Огнеенович это второй Милош Шестич. Мать твою, между падением и дриблингом есть разница. Или ты спотыкаешься о мяч, или ведешь его двумя ногами. Когда брат был младше, а я моложе, я брал его на стадион каждый раз, когда «Звезда» приезжала в Нишвил. А теперь я брал его посмотреть, как побеждают в «договорной» встрече мастеров без дополнительного времени и без пенальти. Я чистоплюй и романтик, поэтому сначала решил не вмешиваться. Избили его, значит, и отомстить должен он. Но я слишком хорошо знал и Бокана, и «противоположную сторону», и понимал, что это моя работа. Странно, как сейчас помню, что я употребил именно это слово: «работа». Сейчас оно звучит для меня невыносимо иронично. И еще я сказал брату: «Если ты хочешь быть писателем или кем-нибудь еще типа художника, тебе придется научиться жить с этим. Примирись с самим собой, чтобы быть тем, кто ты есть». Мои умствования его смутили — на этот эффект я и рассчитывал. Знаю, ему стало стыдно и из-за того, что родители запаниковали, увидев его припухшим и синеватым, и из-за угрозы встречи с полицией, но кому и когда удалось избежать проявлений родительской заботы? Я считаю, что футбол это игра с мячом, иногда решительная, иногда вялая — но всегда грубая! Поэтому я страстно мечтал как можно скорее разобраться со всем этим и встретиться с вшивыми дрочилами, которые сидели на корточках перед скамейкой для запасных. Дрочилу можно отучить кончать на чужой жопе только заставив его отсосать собственную сперму как материнское молоко. И для такой операции надо чтобы сначала у него выступил холодный пот вдоль всего позвоночника, которого у него нет.

1

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Литературный портал Booksfinder.ru